Если все эти пазлы сложатся в единую мозаику…

 

 

 

 

 

 

В субботу, 26 мая, премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили заявил, что надеется на вступление страны в НАТО к 2021 году. Тем самым он не только в очередной раз подтвердил внешнеполитические устремления грузинского истеблишмента, но и впервые озвучил сроки, когда этот мезальянс может состояться. Если его слова не являются частным мнением и в действительности отражают реальные умонастроения грузинской политической элиты, а также при допущении, что они по  истечении указанного срока превратятся в объективную реальность, а не останутся громкой декларацией, то уже сегодня в регионе Южного Кавказа начинает создаваться принципиально новая политическая конфигурация, которая будет иметь стратегические последствия не только для Черноморско-Кавказского региона в целом, но и окажет влияние на судьбы всей Евразии.

 

Грузия вступила на путь поэтапного сближения с западной цивилизацией и интеграции в структуры НАТО без малого 15 лет назад, сразу же по приходу к власти в этой стране Михаила Саакашвили. Произошедшие в этой стране за последние полтора десятилетия социально-экономические потрясения и политические катаклизмы вполне подготовили ее к этому шагу в полном объеме, хотя и в предыдущие годы американское военное и вообще натовское присутствие в Грузии было достаточно сильным. Но теперь страна окончательно превратилась в экономическую пустыню, очень удобную для размещении на ее территории иностранных военных баз и переориентации ее инфраструктуры на их обеспечение. Проще говоря, Грузия за это время истощилась во всех отношениях настолько сильно, что в ее общественном укладе не осталось сил, а в экономике - ресурсов, чтобы хоть как-то противодействовать этому процессу. Результат более чем очевиден, - на пути интеграции Грузии в НАТО сегодня нет ни одного внутреннего или внешнего препятствия, и уже совершенно не важно, нравится ли такая ситуация кому-либо из соседних стран. Возможностей оказать на официальный Тбилиси политическое, экономические или военное воздействие у них все равно нет, а поэтому им в самом ближайшем будущем предстоит приспосабливаться к совершенно новому выражению лица региона Южного Кавказа.

 

Нет ни малейшего сомнения в том, Грузия легко бы могла присоединиться к НАТО еще в этом году, даже несмотря на то, что эта организация сегодня испытывает серьезные трудности с финансированием своей деятельности со стороны своих стран-участниц. Дело здесь явно не в финансах, поскольку принятие политического решения с отложенной датой его исполнения - это как отложенный штраф в хоккее - больших затрат денежных ресурсов не требует, было бы желание. Тем не менее грузинский премьер-министр публично озвучил 2021 год как предварительную дату вхождения его страны в НАТО. В пользу осмысленности, а не спонтанности такого заявления есть несколько резонов, каждый из которых сам по себе представляет собой вескую причину того, чтобы интеграция Грузии в Североатлантический альянс произошла именно в этом году.

 

Во-первых, для этого есть очень важная политическая причина. В 2020 году в США состоятся очередные президентские выборы, на которых Дональд Трамп без всякого сомнения будет добиваться продления своих полномочий еще на один конституционный срок - до 2024 года. Поэтому лично для него и всей Республиканской партии США, вступление Грузии в НАТО именно в 2021 году будет серьезным внешнеполитическим козырем в предвыборной кампании, когда Трамп, обращаясь к американским избирателям, может говорить: "дайте мне шанс, чтобы завершить начатое, и я, как обещал, загоню Россию в медвежий угол, продлив линию баз НАТО через Украину, Черное море и Кавказ до самого Каспия". Конечно же, если вступление Грузии в НАТО состоится раньше, и это также будет победой администрации Трампа, и зачтется ему историей в актив, но тогда она перестанет быть козырем в предвыборной гонке в США, а выбрасывать на стол козырную карту раньше срока такой прагматичный делец, каким является Трамп, явно не станет. Поэтому премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили, называя дату присоединения свой страны к НАТО, явно ориентировался на расчеты нынешнего хозяина Белого дома, подыгрывая ему на политическую перспективу.

 

Во-вторых, есть и военно-техническая причина, без устранения которой полномасштабная интеграция Грузии в НАТО невозможна. Причина эта - 102-я база Министерства обороны России в армянском городе Гюмри. Несмотря на всю ущербность своего военно-стратегического положения, оно является важным и существенным фактором российского политического влияния России в регионе Южного Кавказа, и в Пентагоне, имея неудачный опыт ведения чужими руками "дистанционной" войны против России, - речь идет о войне в Южной Осетии в 2008 году, - учитывают этот фактор.

 

Чтобы Грузия могла быть в полной мере не просто включена, а интегрирована в военно-техническую инфраструктуру НАТО, предварительно необходимо ликвидировать российскую базу в Армении по примеру того, как это сделал в свое время президент Саакашвили в Грузии. Нет сомнения в том, что новый армянский премьер-министр Никол Пашинян получил от своих заокеанских спонсоров заказ на это, но для его реализации требуется время, причем более значительное, чем в случае с Саакашвили, поскольку Россия поддерживает - не прямо, но косвенно - оккупационный режим в Карабахе.

 

Поэтому три года - это вполне достаточный срок для Пашиняна и его сторонников, чтобы они смогли переформатировать сознание армянского общества и подготовить его к разрыву союзнических отношений с Россией. Пропагандистский козырь у него для этого более чем сильный: "Грузия в НАТО, мы - на очереди. "Великая Армения" под протекторатом США еще на один шаг будет ближе". Не думаю, что кто-то сегодня будет сомневаться в неизбежном успехе такой пропаганды и неизбежном удалении российской военной базы с территории Армении.

 

Идея воссоздания "Великой Армении" при всей ее исторической абсурдности сегодня очень выгодна Соединенным Штатам Америки как инструмент своего геополитического влияния на основных конкурентов, противников и строптивых союзников, - речь идет о России, Иране, Турции и Азербайджане, для которых реализация этой идеи на практике потенциально грозит серьезными территориальными потерями. Подчинение Армении США чревато превращением Кавказа, всего Кавказа - не только Южного, но и Северного - в регион военно-политической турбулентности. Россия получает угрозу армянского политического сепаратизма и тайного терроризма в Краснодарском и Ставропольском краях и Ростовской области, в отдельных административных районах, в которых армянское население является превалирующим по численности, что без сомнения ослабит ее военный и политический потенциал даже при условии, что она сохранит свою территориальную целостность.

 

Иран также может столкнуться с претензиями Армении на области Урмии, Салмаса и другие северо-западные регионы как на плату за открытие фронта на севере. Территориальные претензии Армении на северо-восточные регионы Турции - от Эрзурума и Трабзона до Хаккьяри и Диярбекира - известны всему миру на протяжении целого столетия. Азербайджан, уже потерявший шестую часть своей территории в результате Карабахской войны 1988-1994 гг., потенциально рискует остаться без Нахчывана. Иными словами, получив пока что политический контроль над Арменией, США приобрели для себя очень серьезный инструмент политического влияния на ее соседей, а после того, как Грузия вступит в НАТО, в результате чего будет открыта дорога для Североатлантического альянса в Армению, американское политическое влияние будет дополнено военным компонентом, а конфигурация сил в регионе изменится кардинально.

 

В складывающихся условиях все вышеперечисленные страны уже сегодня должны озаботиться поиском ответа на вопрос о том, как они будут реагировать на откровенно проамериканскую идею создания "Великой Армении", и самое главное - когда это ближайшее будущее наступит.  Грузинский премьер-министр уже обозначил самый дальний срок - 2021 год, когда, как любят выражаться современные политики, "дорожная карта" этого проекта получит зеленый свет со стороны НАТО. Совершенно очевидно, что превентивные меры по недопущению этого должны быть приняты гораздо ранее - в этом или, в крайнем случае, в следующем году.

 

Как уже сегодня представляется, Россия и Иран должны отказаться субсидировать в товарной форме своего эвентуального противника, и сделать они это должны одномоментно, чтобы нанести потенциальному члену НАТО наибольший материальный ущерб одномоментно, не дожидаясь того, как Североатлантический альянс начнет сам поставлять туда ресурсы. Параллельно с этим должны быть даны самые твердые и убедительные гарантии правительству Азербайджана  поддержки силовой операции по восстановлению территориальной целостности страны и уничтожению террористического новообразования под названием "Арцах", что нанесет не только сокрушительный морально-политический, но и существенный военно-политический удар по инструменту натовской политики, разрушит его и заставит отказаться от реализации воссоздания "Великой Армении" как технологически непригодной. Турция в этих условиях также должна дать самые ответственные политические гарантии своей поддержки силовой операции Азербайджана, особенно - в отношении России и Ирана, вплоть до выхода из НАТО, как только завершится перевооружение ее армии российскими системами противовоздушной и противокорабельной обороны, что должно случиться в 2020 году.

 

Если все эти пазлы сложатся в единую мозаику, то потенциальная угроза проникновения НАТО в Кавказский регион будет остановлена, если нет, то уже через несколько лет все страны Кавказа будут ждать серьезные потрясения, последствия которых для судеб региона сегодня далеко не очевидны.

Количество просмотров: 14