Предстоящая 11 июля встреча глав МИД Азербайджана и Армении в Брюсселе при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ может стать ключевой для определения дальнейшего вектора хода переговоров по карабахскому конфликту.

Об этом сегодня сказал министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров: «Предстоящая встреча покажет, насколько Армения готова сыграть конструктивную роль в урегулировании конфликта». По его словам, позиция Азербайджана в переговорном процессе ясна, однозначна и окончательна. Она основывается на нормах и принципах международного права и резолюций Совбеза ООН.«Ясны формат и повестка переговорного процесса, проводимого при посредничестве сопредседателями МГ ОБСЕ. Также все прекрасно знают дорожную карту по поэтапному урегулированию конфликта. Для достижения подвижек в урегулировании конфликта необходимо устранить факт оккупации, и, как отмечается в резолюциях Совбеза ООН, ВС Армении должны быть выведены из оккупированных территорий Азербайджана», - подчеркнул Э.Мамедъяров.

«Руководство Армении должно понять, что урегулирование конфликта может создать возможности для регионального сотрудничества, в чем они больше всего нуждаются, и обеспечить установление мира в регионе», - отметил Эльмар Мамедъяров.

Между тем складывается впечатление, что в Армении не просто не готовы вести переговоры, там просто боятся взять ответственность.

Несколько дней назад армянские СМИ сообщили, что президент Азербайджана Ильхам Алиев будет вести переговоры с президентом Армении Арменом Саркисяном.

Однако вскоре Армен Саркисян сделал заявление, суть которого в том, что именно премьер-министр Никола Пашинян является переговорщиком по вопросу урегулирования карабахского конфликта, а не он.

Что касается президента страны, то Армен Саркисян сказал, что его роль будет здесь в качестве советника.

Саркисян и Пашанян

В свою очередь в эфире радио Sputnik Армения армянский политолог Ерванд Бозоян,комментируя переговоры 11 июля, заявил, что «больших ожиданий с этой встречей связывать не стоит».

После бархатной революции в Армении было опасение, что переговорный процесс может остановиться. Тем более что премьер-министр Армении Никол Пашинян отказался вести переговоры с президентом Азербайджана от имени «властей» «НКР». В результате возникла некоторая неопределенность относительно дальнейшего развития событий.

То, что армянская сторона сегодня пойдет на компромиссы в карабахском урегулировании, политолог считает маловероятным, учитывая позицию общественности.

«Для того, чтобы добиться участия Карабаха в переговорах, Армении нужно изменить существующий в регионе баланс сил», убежден эксперт.

При этом он признает, что «нынешний баланс не позволяет нам говорить с позиции силы. Конечно, в стране произошла бархатная революция, международный рейтинг Армении повысился. В результате мы получили шанс усилиться, но пока не усилились», — считает политолог.

Очень четко расставил точки над «i» профессор Государственного университета Илии (Грузия), основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики (2000-2010) Олег Панфилов в своей публикации для издания «Крым.Реалии».

«Армения попала в капкан сепаратистов», - отмечает Олег Панфилов.

Олег Панфилов

«Вряд ли тогда в начале 1990-х годов кто-то в Ереване догадывался, что «восстановление справедливости» обернется изоляцией огромной территории – почти 30 тысяч квадратных километров Армении и более 11 тысяч квадратных километров оккупированного Карабаха.

При всех попытках представить конфликт армяно-азербайджанским остается много вопросов относительно признания древних карт и исторических опусов ученых, которыми пользуются современные политики. В итоге Армения и Карабах оказались в территориальной изоляции…

Только на севере у Армении есть благожелательный сосед – Грузия. Грузинская благожелательность – это уровень доверия, за которым скрывается много геополитических «подводных камней» – от косвенной поддержки сепаратизма армянского населения региона Джавахети на юге Грузии до упорного нежелания МИД Армении поддерживать ежегодную резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН о поддержке возвращения грузинских беженцев в Абхазию и Южную Осетию, но против нее, как правило, всегда голосуют близкие партнеры Кремля.

С другой стороны, если бы Армения поддержала резолюцию, то попала бы в двойственное положение, не признавая беженцами этнических азербайджанцев, живших на территории Карабаха…

… Сейчас Армения испытывает трудности с последствиями самоизоляции, когда лишь Иран готов участвовать в каких-либо транспортных проектах, но вряд ли для Армении может быть привлекательным Персидский залив. Грузия не отказывает в транзите по своей территории, но Армении этого явно недостаточно – развитие экономики не может быть ограничено дозированным экспортом и импортом.

В советское время Армению связывали с внешним миром две железные дороги, через Азербайджан и Грузию, но сейчас нет ни одной – ведь железнодорожный путь пролегал по территории теперь оккупированной Абхазии.

…Теперь у Армении есть один-единственный путь, связывающий страну с главным партнером - Россией, – автомобильная дорога.

…Для того, чтобы добраться до грузинского КПП «Верхний Ларс», нужно преодолеть Крестовый перевал высотой 2379 метров и не попасть под каменные обвалы, а зимой – и снежные заносы. Для Армении, у которой значительная часть экспорта – сельскохозяйственная продукция, такая неудобная дорога влечет за собой потерю качества продуктов и несвоевременность доставки.

Во время переговоров России со Всемирной торговой организацией Грузия была единственной страной, которая поставила Кремлю свои условия – установить таможенный мониторинг перемещаемых через оккупированные территории Абхазии и Южной Осетии грузов. Россия пообещала ВТО сделать это еще в 2011 году, но условия до сих не выполнила.

У Армении появился бы реальный шанс доставлять свою продукцию и получать импорт по более удобным транспортным коридорам, но это уже не зависит от Тбилиси.

Ереван попал в капкан – потакая сепаратистским режимам в запрете на возвращение беженцев, получил в ответ неблагодарность – сепаратисты не хотят предоставлять транспортный коридор без выгоды для себя. Более того, они решили, что условия ВТО их не касаются, и заявляют, что не потерпят никакого внешнего мониторинга.

… Ни один армянский чиновник не называет ту самую политическую причину (проблем Армении – ред.) – сепаратизм. Ведь не было бы абхазского и южноосетинского сепаратизма – не было бы транспортных проблем. Не проявись поддержанное Москвой желание воссоздать «Великую Армению» – не было бы карабахской проблемы и Армения имела бы удобный транспортный коридор через Азербайджан и даже Турцию.

Но произошло то, что случилось – и теперь разрешение ситуации исключительно в руках Еревана, задыхающегося в пророссийском анклаве на Южном Кавказе. Казалось бы, что проще – признать оккупацию Абхазии и Южной Осетии, поддержать призыв Генеральной Ассамблеи ООН вернуть беженцев, начать реальный переговорный процесс по урегулированию карабахского конфликта, и Армения стала бы добрым соседом и партнером соседних стран.

Для это нужно совсем немного – пересмотреть события последних ста лет не с точки исторического патриотизма, а реальной и здравой политики», - резюмировал Олег Панфилов.

Количество просмотров: 7